Развод – не событие, а процесс.

Любой распад семьи или развод – это завершение конкретного жизненного этапа, результатом которого чаще всего становится конфликт, который без вмешательства помогающих специалистов ( психологов, адвокатов, медиаторов) трансформируется в затяжную изматывающую череду судебных тяжб. Сам по себе развод нередко заключает в себе шанс добрых перемен не только для взрослых, но и для детей, и проблема чаще всего не в самом разводе, а в том, как он протекает и какие последствия влечет за собой. Развод следует рассматривать не как событие, а как процесс.

Процесс, который начинается задолго до развода и не заканчивается ни после разъезда родителей, ни по окончании послеразводного кризиса. И не только по причине изменения семейных обстоятельств, а прежде всего потому, что, как правило, конфликты между родителями не заканчиваются на протяжении всей жизни , за что дети платят своими отношениями с отцом и матерью. Трудности родителей после развода, что касается детей, заключаются не только в продолжении старых конфликтов, но и в их страхе перед будущим. И прежде всего перед будущим своих отношений с ребенком. Ребёнок – самостоятельный субъект семейных правоотношений, а не заложник отношений взрослых людей. Когда мы говорим, что ребенок хорошо перенес развод, это означает, что 1- его отношения с матерью ( отцом) – не простая формальность и 2- его отношения с обоими родителями не обременены большими конфликтами. Ребенок должен быть не просто уверен в том, что мама и папа продолжают его любить, он должен знать, что и сам он имеет право и дальше любить обоих родителей. Под «благополучным разводом» подразумевается совокупность действий, направленных на минимизацию риска развития событий по линии конфликта, на сохранение взаимодействия между бывшими супругами. Решение суда не всегда является выходом из конфликтной ситуации. Процесс распада семьи требует комплексного сопровождения помогающих специалистов.

В Антикризисной службе семьи АПИ «Человек и закон» мы используем комплексный подход к каждой конкретной ситуации. Любая история встреч и расставаний очень сложная, эмоционально-звучная. У каждой семьи своя история, которая требует внимательного прочтения. Мы привлекаем к работе нужных специалистов для каждого случая – психологов, адвокатов, медиаторов. Цель этой работы — поиск ресурсов эффективной коммуникации между матерью и отцом и согласование модели воспитания ребёнка с целью обеспечения его гармоничного развития в семье с раздельно проживающими родителями. Детство и взрослость не являются полюсами или-или. Оба они содержат разные потенциалы, и большинство людей теряют одно и не приобретают другое, а можно сохранить одно и приобрести другое.

Наша задача помочь сохранить оба потенциала, которые хорошо интегрируются. С одной стороны – детский потенциал, где (как точно подметил А.Сент-Экзюпери) «зорко одно лишь сердце, самого главного

глазами не увидишь»; с другой стороны – совершенно взрослый принцип, что «ты в ответе за тех, кого приручил».

В Антикризисную Службу Семьи АПИ «Человек и закон» обращается родитель с целью обследования эмоционального состояния, особенностей личности ребёнка, выявления эмоциональной привязанности и взаимоотношений ребёнка с родителями, и с целью консультации по поводу эмоционального состояния ребёнка.

На первом этапе работы мы оцениваем ситуацию, используя сертифицированные методики. На этом этапе нам важно показать всю ситуацию с её объективной стороны, вне плоскости эмоций и чувств. Для этого разбираем модель сложившихся отношений в семье; причины , которые привели к кризису и оцениваем целесообразность тех или иных действий со стороны родителя. На следующем этапе важно исследовать несбывшиеся ожидания в браке и понять , что тот или другой родитель хочет получить в результате. Полученная информация важна для принятия осознанных решений относительно дальнейшей жизни. И завершающий этап, который может не завершаться бесконечно долгое время – поиск эффективных решений в эмоциональных и детско-родительских отношениях, выбор наиболее эффективной и отвечающей интересам ребёнка модели отношений. В связи с этим мы приглашаем для беседы второго родителя. То, что мы видим, это неудовлетворенность, упадок сил, агрессивное напряжение, обиды и взаимные претензии родителей друг к другу, которые уничтожают в родителях способность прочувствовать нужды ребенка.

Как отразится на душевном развитии ребенка ориентация на недовольных собой и миром людей? Долг родителей не только перед самими собой, но и (прежде всего) перед своими ребёнком, – позаботиться о том, чтобы у ребёнка были родители, которые умели бы радоваться жизни. Если же родители не находят общего языка друг с другом, это приводит детей к тяжелому конфликту лояльности.

Смягчить конфликт лояльности можно только тогда, когда существуют хотя бы минимальное доверие и готовность к кооперации между разведенными родителями. Но поскольку именно в этой области в данной ситуации наблюдается большой дефицит, то важнейшей задачей нашей Службы становится восстановление их способности к этой кооперации.

Существует простой психологический аргумент, отвергающий противоречие между счастьем родителей и счастьем ребёнка. Он относится к способности родителей проникнуться своими ребёнком, которая, несомненно, является важнейшим условием хорошего, то есть удавшегося воспитания. Каждый человек в той или иной степени обладает способностью проникаться проблемами другого человека, но каждому также известно, что такое удается не всегда, а именно способность к проникновению возрастает в те моменты, когда человек сам чувствует себя уравновешенным и счастливым. Тогда возрастает и желание благополучия другому человеку – взрослому или ребёнку.

Законы и юридические процессы вторгаются непосредственно в мир чувств детей и их родителей и часто далеко не тем способом, который был бы оптимален для использования шансов развития ребенка. Антикризисная Служба Семьи придает огромное значение работе с родителями, педагогами и воспитателями по той причине, что счастье и уравновешенность детей целиком зависят от того, чувствуют ли себя счастливыми и уравновешенными воспитатели. Задача наших специалистов — помочь взрослым осознать их чувства и свою взрослую роль во взаимоотношениях с детьми. Это понимание уже само по себе способно творить чудеса, понимание трудных ситуаций как бы само собой ведет к их разумному разрешению.

Одна из самых больших проблем всех участников конфликта в том захлестывающем чувстве вины, которое сопровождает развод, именно оно и мешает взрослым делать то, что необходимо детям. В тяжёлой ситуации развода родителям хочется переложить вину на кого-то, поискать виноватых. И кажется, что если удастся их найти, то всё изменится в лучшую сторону. Дети в этой ситуации тоже ищут виноватых и часто назначают виноватыми себя. Потому что их родители умные и непогрешимые. Детям кажется, что это всё случилось потому, что они плохие. Может это потому, что я когда-то обманул маму? или злился на папу? Задача психолога — помочь преодолеть это невыносимое чувство, помочь разобраться — какие действия и чувства реальны, а какие – не очень, признать чувства, помочь научаться справляться с последствиями развода.

Специалисты нашей Службы активно сотрудничают с органами опеки и попечительства по месту жительства конкретного ребёнка для направления родителей с целью заключения мирного соглашения в интересах благополучия, здоровья и развития ребёнка. Также мы рекомендуем с целью формирования бесконфликтной развивающей среды для ребёнка родителям пройти работу с медиаторами (закон №193). В медиации совершается попытка целесообразных соглашений и урегулирования внешних конфликтов между разведенными родителями, медиация ищет дорогу от эмоций к предметности. На консультациях в Антикризисной Службе Семьи мы ищем дорогу от предмета к эмоциям , чтобы за видимой предметностью обнаружить скрытые эмоциональные переживания и сделать их содержание доступным сознательному восприятию.

У многих наших клиентов развод превращается в непосредственную травму, поскольку он активизирует изначальные страхи перед разлукой и одиночеством. И в такой ситуации каждому человеку особенно необходима надежная, несомненная любовь хотя бы одного человека. А кто это, если не собственный ребенок? Из опыта мы видим, что матери и отцы слишком часто нуждаются в своих детях как в первичных любовных объектах и «злоупотребление ребенком в качестве замены взрослого партнера» дает им возможность выжить психически. Это приводит к изобретению различных стратегий, призванных привязать к себе любовь ребенка. И стратегии эти прежде всего направлены против бывшего супруга, который становится

теперь воплощением самой угрозы. Страх перед потерей любви ребенка является самым частым мотивом препятствования матери его отношениям с отцом. Вот почему матери и отцы так часто очерняют друг друга перед ребенком.

Наша Служба использует различные техники для изменения позиции родителей по отношению к разводу. Благодаря изменению позиции родителей по отношению к разводу, сама собой отпадает надобность в отрицании реакций на развод и в обвинениях в адрес бывшего партнера, которые делали бы его одного во всем виноватым. В этом случае не только родители приобретают способность подобающим образом отвечать на реакции переживаний ребенка, но и напряжение в отношениях с бывшим супругом (супругой) значительно ослабевает.

Из нашей практики, самое трудное — сделать видимыми скрытые реакции детей на развод , поскольку родителям, если даже они ищут помощи консультанта, в этой ситуации чрезвычайно трудно говорить о проблемах ребенка – настолько они обременены своими собственными проблемами. Дело в том, что до тех пор, пока ребенок выражает свои чувства не в словах, а в действиях, вербальные заверения родителей звучат для него как ответы на чужом языке и они или совсем не проникают в чувства, или проникают с большим трудом. К тому же часто бывает, что дети в результате уклончивых, скрытных или неверных объяснений взрослых уже в большой степени потеряли доверие к тому, что те говорят.

Нашей работой с детьми и с их родителями руководит знание комплексности психодинамических взаимосвязей. Во-первых, мы в состоянии понять, в чем именно заключаются проблемы данной семьи, и, во-вторых, мы в состоянии избежать опасности удовлетворения достижением близлежащей цели, поскольку это еще не является исчерпывающим условием для счастливого развития ребенка. Например, если мы помогли родителям найти возможность для оптимально приемлемого распорядка посещений, это, конечно, уже довольно большая удача. Однако этого может быть достаточно для избежания лишь самых ужасных, но далеко не всех печальных последствий развода . Важно, чтобы оба, и мать, и отец, были готовы к этим отношениям, но это намерение чаще всего сталкивается с массивным эмоциональным сопротивлением. Здесь должна помочь любовь и ответственность по отношению к своему ребенку. Но эта потенциальная сила чаще всего бывает оккупирована «противоположной стороной», – то есть помеха контакту (со стороны матери) или прекращение контакта (со стороны отца) объясняется (рационализируется) как раз «желанием добра ребенку», поэтому следует убедить обоих родителей поверить, наконец, в необыкновенное значение отношений ребенка с обоими родителями.

Судебная регулировка свиданий с ребенком чаще всего имеет жесткие рамки. Многие родители придерживаются этого правила, но некоторые предпочитают все же более свободный распорядок. Некоторые находят твердый график неестественным и поэтому предпочитают спонтанные контакты. Но отказ от определенного распорядка имеет и свои недостатки:

Календарь становится как бы «частью образа отсутствующего родителя» и отец символически будет всегда «здесь». Символическое присутствие второго родителя совершенно необходимо ребенку. Для этого есть немало возможностей: над детской кроваткой можно повесить на стене фотографии, можно разговаривать с ребенком о родителе или упоминать о нем в историях, в сказках, в игре.

Основой этого феномена является то, что один родитель постоянно заботится о внутреннем отношении ребёнка к другому родителю. Конечно, подобное возможно лишь тогда, когда один родитель действительно желает душевной близости ребенка с другим родителем и ничто не мешает по-дружески относиться к своему бывшему супругу. И если это так, то родитель может много сделать для того, чтобы у ребенка сохранялось чувство, что он имеет и маму, и папу, независимо от обстоятельств.

Если родителям удается защитить отношения ребенка и второго родителя путем соблюдения надежных рамок посещений и символически удерживать присутствие отсутствующего родителя в повседневной жизни, то это уже большой вклад в смягчение детских конфликтов лояльности. Таким образом, родители дают ребенку понять: «Ты имеешь право любить обоих – и маму, и папу!».

Нет комментариев

Ваш e-mail не будет опубликован.